Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Женщина с сосудами

К планете Торманс!




"К планете Торманс!" - так называется серия рисунков, возникших по прочтении фантастического романа Ивана Ефремова "Час быка".

По Ефремову, планета Торманс - планета несчастливой судьбы, куда переселилась часть бывших землян и куда отправляется экспедиция с Земли для установления контакта.

Планету Торманс мы видим глазами людей будущего, населяющих Землю, определяющим фактором в существовании которой после всевозможных катаклизмов стал "тихий свет сознания". Последняя цитата - из "футурологического" эссе Андрея Платонова "Потомки солнца".
Женщина с сосудами

О трудовой морали



Генрих Бёлль

АНЕКДОТ О ПАДЕНИИ ТРУДОВОЙ МОРАЛИ

Однажды в одном порту на западном побережье Европы можно было наблюдать следующее: элегантно и с шиком одетый турист вставляет цветную пленку в свой фотоаппарат, чтобы запечатлеть идиллическую картину: голубое небо, зеленое море, которое, мирно играясь, выталкивает из своих глубин белоснежные гребешки волн, и далее - красные кепки рыбаков и черную лодку.  Внезапно заметив на этой картине еще одного персонажа – безмятежно спящего в своей лодке рыбака, турист направился к нему. Щелк. Еще раз: щелк. А так как всех хороших дел всегда по три и для пущей уверенности – третий раз: щелк.
Звук глухого дробного щелканья разбудил рыбака, и чтобы найти враждебный источник этого звука, он приподнялся в лодке, потянулся за пачкой сигарет, и прежде чем он обнаружил искомое, услужливый турист уже держал свою перед носом рыбака, казалось вот-вот сунет тому сигарету в рот, но все же предусмотрительно вложил ее в его руку. Четвертое “щелк”, но уже зажигалки, завершило акт суетливой вежливости.
Такая доселе неведомая рыбаку избыточная вежливость вызвала неловкое молчание, которое турист, владея языком этой страны, попытался преодолеть: “Сегодня был хороший улов?”
В ответ рыбак отрицательно потряс головой.
“Но мне сказали, что погода сегодня благоприятная”.
Согласный кивок головы рыбака и вновь вопрос туриста: “И вы не выйдете в море?”
Отрицательное покачивание головы  в ответ имело следствием растущую нервозность туриста. Явно вид бедно одетого рыбака болью отзывался в его добром сердце, терзаемого, кроме того, сознанием упущенных возможностей.
“О, вероятно вам нездоровится?”
Наконец, рыбак от языка жестов перешел к языку разговорному: “Я чувствую себя великолепно и лучше никогда не чувствовал”. Он поднялся, потянулся, как будто демонстрируя свое атлетическое сложение. “Я чувствую себя фантастически!”
Такая наглядная демонстрация приподнятого расположения духа обернулась подавленностью туриста, выражение его лица становилось все более несчастным,  он не смог подавить в себе еще один вопрос, казалось, сжигавший его готовое разорваться от нетерпения сердце: “Но почему же вы не вышли в море?”
По-военному точный и краткий ответ последовал незамедлительно: “Потому что сегодня я уже выходил в море”.
“И что, улов был хорош?”
“Он был так хорош, что мне нет нужды еще раз выходить в море, там, в корзине – четыре омара, дюжина скумбрий…”
Рыбак окончательно проснулся, и уже он, оттаяв, стал успокаивать туриста, дружески похлопав по его плечу. Встревоженный вид того казался выражением неуместной, но и трогательной заботы.
“Мне этого достаточно на завтра и послезавтра,” – сказал рыбак. И, чтобы окончательно облегчить душу иностранца, предложил ему выкурить сигарету из своей пачки.
Пятый раз: щелк, уже с сигаретами во рту. Покачивая головой, турист присел на борт лодки, отложил в сторону фотоаппарат, так как теперь ему нужны были обе руки, чтобы придать своей речи бОльшую убедительность.
“Конечно, я не хочу вмешиваться в ваши личные дела, но представьте все же себе на минутку… Вы выходите в море второй, третий и даже четвертый раз, и улов ваш – не дюжина скумбрий, но три, четыре и даже десять дюжин! Вот представьте себе это…”
Рыбак согласно кивнул.
“И так было бы не только сегодня, но в каждый погожий день - два, три, четыре выхода в море. И знаете, что произошло бы дальше?”
Заинтригованный рыбак отрицательно покачал головой, вызвав тем самым приступ вдохновения у туриста.
“Чуть позже, пусть через год, вы бы смогли купить моторную лодку, через три-четыре года – маленький катер, с двумя лодками и катером ваш улов был бы в разы больше! И однажды у вас будет уже два катера, и тогда…” От щедро открывающихся чудесных перспектив в чужой жизни у туриста перехватило дыхание. Переведя дух, он продолжил: “Потом вы построите холодильник, и даже, возможно, коптильню, а позже – консервный завод. И чтобы отслеживать косяки рыб далеко в открытом море, вам придется приобрести вертолет,  так можно будет передавать команды вашим радиоуправляемым катерам. Получив права на ловлю лосося, вы сможете открыть свой ресторан, а омаров – поставлять в Париж, напрямую без посредников. И тогда…” Воодушевление  вновь перехватило его дыхание. Глубоко опечаленный, почти утратив радость от отпуска, потраченного впустую, он глядел на мирно лежащее перед ним море, в котором бодро резвились непойманные рыбы.
“И потом, ” – сказал он, но в волнении вновь замолк. Рыбак заботливо постучал ему по спине, как маленькому поперхнувшемуся ребенку. “И что потом?” – спросил он тихо.
“Потом, - сдавленным голосом прошептал турист, - потом вы сможете спокойно сидеть в порту, дремать на солнце  и смотреть на это великолепное море”.
“Но я уже это делаю, - сказал рыбак, - сижу в порту, дремлю, но ваше щелканье меня от этого отвлекает ”.
Приунывший турист в задумчивости пошел прочь. Ведь он свято верил, что работает для того только, чтобы в один прекрасный день иметь возможность ничего не делать. И ни следа сочувствия к бедно одетому рыбаку, в остатке он чувствовал только досаду и зависть.
Богиня Маат

Десять дней в Карелии. Кронид Гоголев...

Оригинал взят у kot_pafnusha в Десять дней в Карелии. Кронид Гоголев...
Оригинал взят у hunhuz71 в Десять дней в Карелии. Кронид Гоголев...


Гуляя по Сортавале, мы забрели в местный музей, где посетили замечательную выставку художника Кронида Гоголева. Талантище был человек. Я смотрел на его огромные красивейшие работы, выполненные рельефной резьбой по дереву и поражался, сколько нужно терпения и таланта, чтоб вырезать все эти фигурки. В общем впечатлило...
А еще, как нам сказали в музее, Кронид Александрович за свою долгую жизнь не продал ни одной работы. Он говорил, что если художник начинает работать за деньги, то он перестает быть художником, а становится ремесленником. Вот так вот...
под катом немного фотографий с выставки...
Collapse )