Category: животные

Амазонка

Эх, яблочко...







"Эх, яблочко, куда ты котишься?" И дальше множественный выбор, куда "котится" яблочко, в зависимости от политических предпочтений и настроения: гибкая структура частушки позволяет кардинально изменить ее смысл малыми лексическими средствами.
Женщина с сосудами

На острове Буяне...

Шамбала и Чаша Святого Грааля – две мистические точки на востоке и западе, привлекающие в зависимости от наклонностей и личных предпочтений жителей промежуточных северных равнин, как источники тайных знаний, целительной силы и энергии. Устремляются равнинные жители – кто на запад, а кто на восток, иногда погибая, словно мотыльки, обманутые ярким светом.
Увлеченные таинственными названиями, заранее уже внутренне, по разным причинам, снявшись с родных мест, они рвутся прочь… от  острова Буяна, раскинувшегося хотя и не в легкодоступной, но близи.
А остров Буян лежит себе в необъятной шири, самодостаточный. Пульсирует словно солнце, и словно лучи от солнца рождаются из его тела поэтические образы и чудодейственные заговоры.




“Светло-голубое блестящее небо лежит за облаками, или за дождевым морем; чтобы достигнуть царства солнца, луны и звезд, надо было переплывать воздушные воды. Таким образом, это небесное царство представлялось воображению окруженным со всех сторон водами, т.е. островом.  С особенною наглядностию  метафора эта выступает в русских заговорах – там, где говорится о чудном острове Буяне. Название “буян” (от слова “буй”), принятое позднее за собственное имя, первоначально было не более как характеристический эпитет баснословного острова (“буевой остров”). “Буй” служит синонимом слову “яр”, как это видно из замены этих речений одного другим в “Слове о полку Игореве”; оба слова совмещают в себе тождественные значения. “Ярый” заключает в себе понятия: весенний, горячий, пылкий, раздражительный, страстный, плодородный, урожайный.  Понятие весеннего плодородия заключается и в слове “буй”: глагол “буять” (Оренбур. губ.) – вырастать, нежиться (“Он буял у батюшки”, или в народной песне: “Деревце кипарисовое, где ты росло, где ты буяло?” “Я росло на крутой горе, буяло против солнышка”); а прилагательное “буйный”, когда говорят о нивах,  лугах и лесах, служит для обозначения, что травы и деревья растут высоко, густо и обещают богатый урожай  (буйный лес, буйные хлеба, буйные ягоды, чешск. буйна пшенице, обили буйне). Отсюда объясняется следующее выражение в Слове Даниила-заточника: “Дивья (диво ли) за буяном кони паствити” (сравни с чешскою поговоркою: “Nekdy i na bujnom poliu su koni chudi” (т.е “Не диво пасти коней на тучных пажитях”). Вообще же “буйный” (буявый) употребляется в смысле: дерзкий, наглый, неистовый (= яростный); “буесть” – удаль, отвага, буйная головушка – отважная, смелая, буйные ветры – бурные, стремительные, буйная зима – резкая, студеная; болгары дают этот эпитет и огню (буен оган). “Остров Буян” – поэтическое название весеннего неба. Остров играет весьма важную роль в наших народных преданиях; чародейское слово заговоров, обращенное к стихийным божествам, обыкновенно начинается следующею формулою: “На море на окиане, на острове Буяне”, без чего не сильно ни одно заклятие. На острове Буяне сосредоточены все могучие силы весенних гроз, все мифические олицетворения громов, ветров и бури; тут обретается: и змея всем змеям старшая, и вещий ворон, всем воронам старший брат, который клюет огненного змея, и птица, всем птицам старшая и бОльшая, с железным носом и медными когтями (напоминающая собой чудесную Стратим-птицу, всем птицам мать, что живет на океане-море и творит своими крыльями бурные ветры), и пчелиная матка, всем маткам старшая, т.е. на острове Буяне лежит громоносный змей, гнездится птица-буря и роятся пчелы-молнии, посылающие на землю медовую влагу дождя. От них, как от небесных матерей, произошли и все земные гады, птицы и насекомые. По свидетельству заговоров, на этом же острове восседает и дева Зоря (=не только весеннее солнце, но и богиня-громовница), и пророк Илья (=Перун): “На море на окияне, на острове Буяне гонит Илья-пророк в колеснице гром с великим дождем”. Сюда обращался древний славянин со своими мольбами, упрашивая богов, победителей Зимы и создателей летнего плодородия, исцелить его от ран и болезней, даровать ему воинскую доблесть, послать счастие в любви, на охоте и в домашнем быту…”

А. Афанасьев “Поэтические воззрения славян на природу”
Das Mittelalter

Физиолог о льве и лисице





В  трактате по зоологии "Физиолог" описываются свойства и повадки многих животных и птиц (кроме уже рассмотренных в предыдущем посте): ехидны, аиста, ласточки, пеликана, горлицы... Естественно, с привязкой к Священному писанию, с соответствующим нравоучением религиозного характера. Иногда животные выглядят довольно странно, допустим, ехидна: "Ехидна от пояса и выше имеет человеческий образ. А от пояса и ниже - образ крокодила..." Что касается льва и лисицы, автору интересны только их повадки, причем не вполне соответствующие реальности, но вполне пригодные для фундамента, на котором он (автор) выстраивает религиозные нравоучения. Это позволяет иллюстрировать некоторые главы трактата, исходя из собственных представлений о животных.

ЛЕВ. Три свойства имеет лев. Когда львица родит, то приносит мертвого и слепого детеныша, сидит она и сторожит его до трех дней. Через три же дня приходит лев, дунет ему в ноздри, и детеныш оживает.
То же и с верными народами. До крещения они мертвы, а после крещения очищаются святым духом.

лев


ЛИСИЦА. Лисица, когда будет голодна, идет на солнечное место, и ложится на солнцепеке, и сдерживает свое дыхание, Увидев это, птицы, принимая ее за мертвую, слетаются, чтобы клевать ее. Когда же они приблизятся к ней, она вскакивает, хватает какую-нибудь из них и съедает. Так и кормится.

лисица2
Das Mittelalter

Физиолог



"Физиолог" - средневековый сборник о свойствах животных, реальных и фантастических, а также о камнях и деревьях. Возникновение "Физиолога" относится к раннехристианской поре (II-III вв.) и связано с греческой эллинистической традицией: у античных писателей были почерпнуты сведения и легенды. Славянские переводы "Физиолога", возникшие на болгарской почве к XII в., сохранились только в русских списках XV-XVI вв.
Каждая статья "Физиолога" наряду с описанием птиц, зверей и их повадок содержит толкование символико-аллегорического и назидательного характера.
Итак, вот некоторые естественнонаучные изыскания, которые приводятся в разделе "Слово и сказание о зверях и птицах", приправленные нравоучительными выводами.


ОБ АНТИЛОПЕ. У антилопы два рога. Живет она около реки-океана на краю земли. Когда же захочет пить, то пьет из речки и упивается, упирается в землю и роет ее рогами своими. И есть там дерево, называемое танис, напоминающее виноградную лозу широкими ветвями и густыми прутьями, - и, продираясь сквозь прутья, антилопа запутывается в них, - тогда охотник ее ловит и одолевает.
Так и человек. Вместо рогов бог дал ему оба Завета, Ветхий и Новый. Рога - это сопротивление силе; как говорит пророк Давид: "с тобою избодаем рогами врагов наших". Река океанская - это богатства. Танис же - житейские наслаждения. запутывается в них человек, который не заботится о вере, и находит его дьявол и одолевает его.

О СЛОНЕ. Слон живет в горах. слониха находит траву, называемую мандрагорой, и поглощает ее. Так же и слон, и сходится с нею. А когда слониха рожает, то входит в реку до вымени и рожает в воде. Спит же слон стоя около дерева. А если упадет, то вопит, и приходит большой слон, но не может поднять его; и затем приходят другие двенадцать. Но и они поднять не могут. И тогда завопят все двенадцать слонов. И приходит маленький слон, и подставляет хобот свой, и поднимает его.
Таким образом, первый слон - это Ева, второй - Адам. Трава - древо ослушания. И если вкусил, то совершил преступление. А если, увы мне, то согрешил... А что такое озеро? - Рождества рай. А что такое склоненные деревья? - Оплот райский. И кто с топором, тот дьявол. А что топор? - Это язык змеи. И когда упал, то был изгнан. А кто большой слон? - Моисей. А кто двенадцать слонов, которые не могли поднять его, и кто поднял его? - Христос, который вывел того Адама из ада.

ОБ ОЛЕНЕ. Олень живет пятьдесят лет. А затем уходит в долины и горные леса, и учует запах змеи, и где найдет ее, трижды сменившую кожу, обнюхивает ее и отбрасывает ее. И после этого идет и пьет воду. Если же не пьет, то умирает. Если же выпьет, то живет другие пятьдесят лет. Об этом и говорит пророк: как стремится олень к источникам водным, так и ты, человек, заключаешь в себе три обновления: крещение, покаяние и нетление. А когда согрешишь, то устремись к церкви, и к живому книжному источнику, и к пророческому сказанию, и испей воды, то есть святого причастия.

ОБ ОРЛЕ. Орел живет лет сто. И растет кончик клюва его. И ослепнут глаза его, так что он не видит и не может охотиться. Тогда он влезает в высоту, бросается на утес, и отломится кончик клюва его; и искупается в золотом озере. А потом садится на солнцепек. Когда же он согреется, с него сходит чешуя, и он опять становится птенцом
Так и ты, человек, если много нагрешишь, возвысься, то есть обратись к вере, и оплакай проявление греха, и умойся слезами своими. Отогрейся в церкви и сбрось с себя грехи.

ОБ УДОДЕ. Удод свивает гнездо свое и выкармливает птенцов своих. А затем птицы линяют и делаются нагими. Тогда выходит один из птенцов и приносит пищу родителям своим, пока они не оперятся и не взлетят оба.
Так и ты, человек. Когда состаришься, не отчаивайся, но идя в церковь, помолись и обретешь милость.

О ДЯТЛЕ. Дятел - пестрая птица, живет она в горах, садится на кедры и стучит своим клювом. А где найдет мягкое дерево, там делает себе гнездо.
Так и дьявол борется с людьми. И когда в ком-то найдет слабость и пренебрежение к молитвам, то войдет в него и угнездится. Если же в другом найдет крепость, то бежит от него.

О ВОДНОМ КОНЕ. От пояса и выше имеет образ коня, а ниже пояса образ рыбы кита. Плавает же в море и воевода над всеми рыбами. На окраинной же стороне земли стоит золотая рыба и не сходит со своего места, чтобы не попасть рыбакам на пути к водному коню. А он как воевода над рыбами идет на окраину земли к той золотой рыбе. Оближет ее, и затем ее облизывают все рыбьи самцы. И уходят на свои места сначала самцы, а потом самки. И самцы мечут семя, а самки, идя за ними, принимают его и становятся чреваты. И через семь дней родят. Когда же они ходят на окраинные земли, то рыбаки ставят сети свои на пути рыб. Пока же будут чреваты, их не ловят.
Водный конь толкуется: Моисей начал пророчества. Море же - весь мир, а рыбы - люди. Золотая рыба толкуется как вход правоверия. Идут же прежде всего пророки и приобщаются к святому духу. Люди, приобщающиеся к учению пророчества, от них получают духовную благодать. Рыбаки же - это бесы. Сеть же - это пагуба и льстивые вожделения; если не следуют водному коню, то есть Моисееву закону, тогда отдаляются и попадают в сети тех рыбаков и погибают, а идущих за пророками не настигнет ни сеть, ни невод.

Есть в сборнике и совсем фантастические образы, которые мыслились в ряду животных. Как будто кто-то их видел и... описал!

О ФЕНИКСЕ. Феникс самая красивая птица из всех, и красивее павлина. У павлина в обличье ни золота, ни серебра, а у феникса - иакинфы и многоцветные камни. Голова его украшена венцом, а на ногах - сапоги, как у царя. Обитает же феникс близ Индии, около Солнечного города. Возлежит он лет пятьсот на кедрах ливанских без еды. Питается же от святого духа. И по пятьсот лет наполняет крылья свои благовониями. И бьет в било иерей Солнечного города, и та птица идет к иерею и входит в церковь. Иерей же садится на солее с птицей. И превращается птица в пепел. А назавтра приходит иерей и находит птицу в виде малого птенца. А через два дня находит ее зрелой, какой была раньше. И целует ее иерей, а она опять уходит на свое место...

О ГОРГОНЕ. У Горгоны обличие красивой женщины и блудницы. Волосы же на ее голове - змеи. А взгляд ее - смерть. Играет она и все время смеется. Живет она в горах на западе. И когда приходит ее брачная пора, встанет она и начинает звать. Начиная от льва и прочих зверей, от человека до домашних животных и птиц и змей, зовет, говоря: "Идите ко мне!" Как только услышат ее зов, то идут к ней. А увидев ее, умирают
И знает она язык всех зверей. Каким же образом одолевает ее волхв: он своей мудростью по звездам узнает день ее брачной поры. И идет на место ее, волхвуя издалеча. Она станет звать, начиная от льва и прочих зверей.
Когда же дойдет до языка волхвов, он ей отзовется так: "Выкопай на этом месте яму и вложи в нее свою голову, чтобы я не видел ее и не умер, тогда я приду и лягу с тобой". И она сделает так.
Тогда волхв, придя, убьет ее, не глядя на нее и не видя головы ее, поэтому и не умирает. И прячет голову в сосуд, а если он увидит змею, или человека, или зверя, то покажет им голову Горгоны, и тотчас они оцепенеют; и Александр ведь имел эту голову и победил все народы.
И ты, человек, имей уважение к Господу и непременно одолеешь вражьи силы.
Богиня Маат

Если бы акулы были людьми...

        
БЕРТОЛЬТ БРЕХТ


           "Если бы акулы стали людьми - были бы они добрее к маленьким рыбкам?" - спросила господина К. маленькая дочь его хозяйки.
           "Конечно," - ответил он.  "Если бы акулы стали людьми, они приказали бы построить в море для маленьких рыбок огромные здания-коробки, набив их всевозможной едой - как растительной, так и животного происхождения. Они бы заботились о том, чтобы в этих коробках была у рыбок всегда свежая вода, - при обязательном проведении различных санитарных мероприятий. Если, допустим, рыбка поранит плавник , ей будет немедленно наложена повязка - чтобы рыбка не ускользнула от акулы, умерев преждевременно.
            Чтобы рыбки всегда были бодрыми - время от времени устраивались бы морские празднества, т.к. веселые рыбки намного вкуснее, чем унылые.
             Естественно, на морском дне появились бы и школы. В этих школах рыбки бы обучались тому, как следует заплывать в пасти акул. Например, им бы были необходимы знания по географии - чтобы уметь находить больших акул, лениво где-либо возлежащих. Но главное было бы - моральное воспитание рыбок. Ведь самое великое и прекрасное - это умение с радостью собой пожертвовать! Рыбкам бы прививалось, что только тогда им откроются прекрасные перспективы, - если они научатся повиновению. Ото всех низких - материалистических и марксистских наклонностей - следует рыбок предостеречь и тотчас сообщать акулам, если какая-либо из них обнаружит эти наклонности.
             Если бы акулы стали людьми, они вели бы между собой войны, чтобы завоевать чужие места обитания рыбок. Для ведения боевых действий использовались бы свои собственные рыбки. Им бы внушалось, что между ними и рыбками других акул существуют огромные различия. Акулы бы  объясняли, что хотя рыбки, как известно, немы - но ведь молчат они на разных языках и уж никак друг друга не поймут!  Каждой рыбке, убившей в войне парочку чужих рыбок, вручался бы маленький орден из морских водорослей и присуждался титул героя.
              Конечно, если бы акулы стали людьми, было бы и искусство - красивые картины, на которых яркими красками изображались бы зубы акул.  В театральных представлениях можно было бы увидеть, как мужественно и воодушевленно заплывают рыбки в акульи пасти.  А под звуки прекрасной музыки еще и мечтательно!
              Была бы также и религия - если бы акулы стали людьми. Рыбкам бы проповедовалось, что правильная жизнь  может начаться только в брюхе у акул. Вообще, с существующим в данный момент равенством  было бы покончено. Некоторые из получивших должности рыбок были бы поставлены над другими. Тем же, что покрупнее, - дозволялось бы пожирать более мелких. За порядком следили бы рыбки, занимающие более высокие посты. Вообще, культура  тогда только  появилась бы на морском дне - если бы  акулы стали людьми."