Irina Maxway (irina_max_usa) wrote,
Irina Maxway
irina_max_usa

Categories:

Странная сказка

Речь идет о новелле-сказке немецкого романтика Людвига Тика “Эльфы” (“Die Elfen”, 1811). В этой сказке девочка Мария, жительница цветущей долины, случайно попадает в царство эльфов, невидимое для мира людей, но оказывающее свое тайное влияние на него, что не совсем укладывается (или совсем не укладывается) в его логику, движимой дурно понятым прагматизмом.
Известный из народного предания сюжет о помощи этих существ добрым, отзывчивым и трудолюбивым людям в сказке Людвига Тика подвергается переосмыслению: эльфы воплощают скрытые силы природы – воду, огонь, сокровища земных недр. Все в природе находится в движении и обновлении, вспыхивая разными красками и структурируясь в немыслимые по своему разнообразию формы. Происходит вечное изменение элементов, соседствующих друг с другом и переходящих один в другой. Воды из источников эльфов, прокладывая свои пути под садами иных людей, делают эти сады благоухающими. Те же земли, что эльфы лишили своего покровительства, постепенно теряют свою жизненную энергию. Род и племя населяющих эти земли людей неопределенны, судьба их жалкая...
В мире эльфов ощущение гармонии снимает чувство времени, один день в этом царстве приравнивается к семи годам земной жизни: маленькая девочка вернулась в земной мир из своих странствий взрослой девушкой. Как вообще все немецкие романтики, чуткие к восприятию времени, Тик показывает зависимость чувства времени от интенсивности проживания жизни: если каждый миг жизни наполнен переживаниями, то время уплотняется до предела.По возвращении из царства эльфов тщеславный блеск мира людей, живущих по закону здравого смысла, меркнет в глазах Марии. Так, убранство графского дворца, поражавшее ее когда-то своим великолепием, вызывавшее прежде боязливую почтительность к хозяевам, вдруг лишается былой привлекательности: "…Когда она сравнивала обставленные дорогими вещами залы с чудесами и благородной красотой того, что она увидела у эльфов во время своего тайного пребывания, этот земной блеск показался ей тусклым, а существование людей внутри этих залов - убогим". Разум – не помощник мечте, он разрушает поэзию. Мерилом оценки мира для романтиков становится детское восприятие. Осознание того, что это восприятие уходит с возрастом, придает сказке грустные нотки: “Все думают, что я скоро стану разумной, ведь якобы имею все задатки для раннего развития. Да, это как с цветущими деревьями: как великолепна яблоня с набухшими розовыми бутонами! Дерево при этом становится таким величественным, так что каждый, кто это видит, думает, что далее произойдет нечто особенное; с появлением солнца бутоны раскрываются, превращаясь в приветливые цветы, но уже внутри цветов находится дурная сердцевина, которая потеснит яркий наряд и в конце концов сбросит на землю. Испуганный цветок, вырастая, больше не может ничем себе помочь – осенью он должен стать плодом”. Так рассуждает Эльфрида, дочь Марии, покровительница эльфов.
Царство эльфов тщательно охраняется от недоброго вторжения. В описании Людвига Тика эти часовые словно сошли с картин русских мирискусников: “Наверху стояли диковинные фигуры, с лицами, припудренными мельничной пылью, напоминавшими совиные белые головы; их облекали пальто из взлохмаченной шерсти, с многочисленными складками; стражи держали над собой раскрытые зонтики из невиданной перепончатой ткани; из-за их фигур, как продолжение старомодных одежд, топорщились летучие мыши, беспрестанно овевая и обмахивая их словно опахалами".
Те немногие, посвященные в тайну присутствия эльфов, подвергаются наказанию в случае ее разглашения, даже непреднамеренного, из добрых побуждений, что оказалось верным и для погибшей Марии. Но и земля, родина для посвященных, покидаемая в этом случае эльфами, неизбежно приходит в упадок: “Уже в этом году случился неурожай, лес погиб, источники высохли, а местность, прежде праздник для глаз проезжающих по ней, к осени обезлюдела и казалась голой: лишь изредка в этом песчаном море встречались жалкие островки поникшей зеленоватой травы. Фруктовые деревья исчезли, виноградники оказались заброшенными, и при взгляде на эту местность охватывала такая печаль, что граф не выдержал и в следующем году покинул с семьей свой дворец, который вскоре превратился в руины.
Каковы взаимоотношения реальности, подчиненной т.н. “здравому смыслу” и мира, организованного по иным законам, кто ответственен за сохранение красоты и жизни на земле, каковы последствия вторжения человека за пределы тайны – эти вопросы, возникающие при прочтении этой странной сказки, будут впоследствии затрагиваться в творчестве Людвига Тика постоянно. А новый нерадостный опыт человечества заставляет спустя два века взглянуть на проблему более пристально.
Tags: die deutsche romantik
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Гадаю)

    Получить кельтский орнамент

  • Плоскости: весна, осень

    Поздняя осень/ Ноябрь Апрельский вечер Снимки сделаны в одном и том же месте, но с разных ракурсов и в разное время года.

  • Плоскости: зима

    Река Тура в начале декабря.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments