February 15th, 2013

Любимые цвета/ Гречанка

Заумный язык

   


        Значение слов естественного, бытового языка нам понятно. Как мальчик во время игры может вообразить, что тот стул, на котором он сидит, есть настоящий, кровный конь, и стул на время игры заменит ему коня, так и во время устной и письменной речи маленькое слово солнце в условном мире людского разговора заменит прекрасную, величественную звезду. Замененное словесной игрушкой, величественное, спокойно сияющее светило охотно соглашается на дательный и родительный падежи, примененные к его наместнику в языке. Но это равенство условно: если настоящее исчезнет, а останется только слов солнце, то ведь оно не сможет сиять на небе и согревать землю, земля замерзнет, обратится в снежок в кулаке мирового пространства. Также, играя в куклы, ребенок искренне может заливаться слезами, когда его комок тряпок умирает, смертельно болен; устраивать свадьбу двух собраний тряпок, совершенно неотличимых друг от друга, в лучшем случае с плоскими тупыми концами головы. Во время игры эти тряпочки - живые, настоящие люди, с сердцем и страстями. Отсюда понимание языка как игры в куклы; в ней из тряпочек звука сшиты все куклы для всех вещей мира. Люди, говорящие на одном языке, - участники этой игры. Для людей, говорящих на другом языке, такие звуковые куклы - просто собрание звуковых тряпочек. Итак, слово - звуковая кукла, словарь - собрание игрушек. Но язык естественно развивался из немногих основных единиц азбуки; согласные и гласные звуки были струнами этой игры в звуковые куклы. А если брать сочетания этих звуков в вольном порядке, например: бобэоби или дыр бул щ(ы)л, или Манч! Манч! или чи брео зо! - то такие слова не принадлежат ни к какому языку, но в то же время что-то говорят. что-то неуловимое, но все-таки существующее.
         Если звуковая кукла солнце позволяет в нашей человеческой игре дергать за уши и усы великолепную звезду руками жалких смертных, всякими дательными падежами, на которые никогда бы не согласилось настоящее солнце, то те же тряпочки слов все-таки не дают куклы солнца. Но все-таки это те же тряпочки. и как таковые они что-то значат. Но так как прямо они ничего не дают сознанию (не годятся для игры в куклы),  то эти свободные сочетания. игра голоса вне слов, названы заумным языком. Заумный язык - значит, находящийся за пределами разума. сравни: Зареч(ь)е - место, лежащее за рекой, Задонщина - за Доном. То, что в заклинаниях, заговорах заумный язык господствует и вытесняет разумный, доказывает, что у него особая власть над сознанием, особые права на жизнь наряду с разумным.
         Если взять одно слово, допустим, чашка, то мы не знаем, какое значение имеет для целого слова каждый отдельный звук. Но если собрать все слова с первым звуком Ч (чаша, череп, чан, чулок и т.д.), то все остальные звуки друг друга уничтожат, и то общее значение, какое есть у этих слов, и будет значением Ч Сравнивая эти слова на Ч, мы видим, что все они значат  "одно тело в оболочке другого";Ч - значит "оболочка". И таким образом заумный язык перестает быть заумным. Он делается игрой на осознанной нами азбуке - новым искусством, на пороге которого мы стоим.
        Заумный язык исходит из двух предпосылок:
        1. Первая согласная простого слова управляет всем словом - приказывает остальным.
        2. Слова, начатые одной и той же согласной, объединяются одним и тем же понятием и как бы летят с разных сторон в одну и ту же точку рассудка.
        Если взять слова чаша и чебот, то обоими словами правит, приказывает звук Ч. Если собрать слова на Ч: чулок, чеботы. черевики, чувяк, чуни, чуп(а)ки, чехол и чаша, чара, чан, челнок, череп, чахотка, чучело, - то видим, что все эти слова встречаются в точке следующего образа. Будет ли это чулок или чаша, в обоих случаях объем одного тела (ноги или воды) пополняет пустоту другого тела, служащего ему поверхностью. Отсюда чара - как волшебная оболочка, сковывающая волю очарованного - волу по отношению чары, отсюда чаять, т.е. быть чашей для вод будущего. Таким образом Ч есть не только звук, Ч - есть имя, неделимое тело языка.
         Если окажется, что Ч во всех языках имеет одно и то же значение, то решен вопрос о мировом языке: все виды обуви будут называться Че ноги, все виды чашек Че воды, ясно и просто. Во всяком случае хата значит хата не только по-русски, но и по-египетски; В в индоевропейских языках означает "вращение". Опираясь на слова хата, хижина, халупа. хутор, храм, хранилище, - мы видим, что значение (Х) - "черта преграды между точкой и движущейся к ней другой точкой". Значение В в вращении одной точки около другой неподвижной. Отсюда - вир, вол, ворот, вьюга, вихрь и много других слов. М - "деление одной величины на бесконечно малые части". Значение Л - "переход тела. вытянутого вдоль оси движения, в тело. вытянутое в двух измерениях, поперечных пути движения". Например. площадь лужи и капля ливня, лодка, лямка. Значение Ш - "слияние поверхностей, уничтожение границ между ними". Значение К - "неподвижная точка, прикрепляющая сеть подвижных". Таким образом заумный язык есть грядущий мировой язык в зародыше.. только он может соединить людей. Умные языки уже разъединяют.


                                                                                                                                                       Велимир  Хлебников
                                                                                                                                                 
                                                                                                                                                       
Любимые цвета/ Гречанка

Слово о Эль

Когда судов широкий вес
Был пролит на груди,
Мы говорили: видишь, лямка
На шее бурлака.
Когда камней бесился бег,
Листом в долину упадая,
Мы говорили - то лавина.
Когда плеск волн удар в моржа,
Мы говорили - это ласты.
Когда зимой снега хранили
Шаги ночные зверолова,
Мы говорили - это лыжи.
Когда волна лелеет челн
И носит ношу человека,
Мы говорили - это лодка.
Когда широкое копыто
В болотной топи держит лося,
Мы говорили - это лапа.
И про широкие рога
Мы говорили - лось и лань.
Через осипший пароход
Я увидал кривую лопасть:
Она толкала тяжесть вод,
И луч воды забыл, где пропасть.
Когда доска на груди воина
Ловила копья и стрелу,
Мы говорили - это латы.
Когда цветов широкий лист
Облавой ловит лет луча,
Мы говорим - протяжный лист.
Когда умножены листы,
Мы говорили - это лес.
Когда у ласточек протяжное перо
Блеснет, как лужа ливня синего,
И птица льется лужей ноши,
И лег на лист летуньи вес,
Мы говорим - она летает,
Блистая глазом самозванки.
Когда лежу я на лежанке,
На ложе лога на лугу.
Я сам из тела сделал лодку,
И лень на тело упадает.
Ленивец, лодырь или лодка, кто я?
И здесь и там пролита лень.
Когда в ладонь сливались пальцы,
Когда не движет легот листья,
Мы говорили - слабый ветер.
Когда вода - широкий камень,
Широкий пол из снега,
Мы говорили - это лед.
Лед - белый лист воды.
Кто не лежит во время бега
Звериным телом, но стоит,
Ему названье дали - люд.
Мы воду черпаем из ложки.
Он одинок, он выскочка зверей.
Его хребет стоит как тополь,
А не лежит хребтом зверей,
Прямостоячее двуногое,
Тебя назвали через люд.
Где лужей пролилися пальцы,
Мы говорили - то ладонь.
Когда мы легки, мы летим.
Когда с людьми мы, люди, легки,
Любим. Любимые - людимы.
Эль - это легкие Лели.
Точек возвышенный ливень
Эль - это луч весовой,
Воткнутый в площадь ладьи.
Нить ливня и лужа.
Эль - путь точки с высоты,
Остановленный широкой
Плоскостью.
В любви сокрыт приказ
Любить людей,
И люди те, кого любить должны мы.
Матери ливнем любимец -
Лужа дитя.
Если шириною площади остановлена
                                         точка - это Эль.
Сила движения, уменьшенная
Площадью приложения, - это Эль.
Таков силовой прибор,
Скрытый за Эль.


Велимир Хлебников
Любимые цвета/ Гречанка

Утверждение азбуки

     



         Слова на Л: лодка, лыжи, ладья, ладонь, лапа, лист, лопух, лопасть,лепесток, ласты, лямка, искусство лета, луч, лог, лежанка, проливать, лить... Возьмем пловца на лодке: его вес распределяется на широкую поверхность лодки. Точка приложения силы разливается на широкую площадь, и тяжесть делается тем слабее, чем шире эта площадь. Пловец делается легким. Поэтому Л можно определить как уменьшение силы в каждой данной точке. вызванное ростом поля ее приложения. Падающее тело останавливается. опираясь на достаточно большую поверхность...
         Итак, каждый согласный звук скрывает за собой некоторый образ и есть имя. Что же касается гласных звуков, то относительно О и Ы можно сказать, что стрелки их значений направлены в разные стороны и они дают словам обратные значения (войти и выйти, сой - род и сый - особь, неделимое; бо - причина и бы - желание, свободная воля). Но гласные звуки менее изучены. чем согласные.


                                                                                                                                                Велимир Хлебников