March 24th, 2012

Богиня Маат

Экспрессионизм

                             

Литературный экспрессионизм, подготовленный рядом писателей-предшественников (особенно значительной была роль драматурга Франца Ведекинда и "космического лирика " Теодора Дойблера),  начался с творчества больших поэтов. Двое из них - Георг Тракль и Эрнст Штадлер - также как художники Франц Марк и Август Маке - стали жертвами первой мировой войны; третий, Георг Гейм, стал жертвой несчастного случая незадолго до ее начала. Открыв путь экспрессионизму, они лишь недолго были участниками общего движения.
Важным для Гейма, Тракля и Штадлера был опыт французского символизма Бодлера, Верлена, Малларме, Рембо. Тракль и Гейм  ввели в австрийскую и немецкую поэзию то, что принято называть "абсолютной метафорой". Эти поэты не занимались больше образным отражением действительности. 0ни творили вторую действительность. Она могла быть конкретной и все же создавалась затем, чтобы, оторвав стихи от кипения жизни, наглядно воссоздать в них ее незримое существо, ее скрытые процессы, которые готовы были обнаружить себя не только в существовании отдельного человека, но и в действительности общественной и политической.
Поэзия Тракля построена на колебаниях между немыслимой чистотой, прозрачностью, тишиной, светом (в этом он наследник Гельдерлина) и окаменением, выжженностью, ужасом.  Каждое из этих состояний усилено в его стихах, доведено до пределов возможного. Каждая из двух контрастных сторон жизни еще старается удержать свою самостоятельность, но - преграды рухнули, свет и тишина - двусмысленны. Покой и молчание, мягкость и меланхолия - повторяющийся мотив в его поэзии - заключают в себе беззвучную гибель мира.
Стихи о городе - завоевание экспрессионистической лирики. Большое место эта тема занимала в творчестве Георга Гейма. Города изображались им, как вообще экспрессионистами, совершенно иначе, чем, например, натуралистами, также внимательными к городской жизни. Экспрессионистов не занимал городской быт - они показали экспансию города в сферу человеческого сознания, внутренней жизни, психики и так, как "ландшафт души", его и запечатлели. В городах экспрессионистов слышится лязг и скрежет и нет преклонения перед могуществом техники, что свойственно итальянскому и отчасти русскому футуризму. Вслед за Рембо экспрессионисты отождествляли всякого рода "неподвижность" с омертвением (Рембо "Сидящие"). Вынужденной неподвижностью  грозил человеку стискивающий его промышленный город, где были возведены преграды естественному движению и развитию.
Творчество поэта, новеллиста Альфреда Лихтенштейна тяготело в рамках эстетики экспрессионизма к искусству политизированному, не замыкающемуся в рамках чисто эстетических проблем. В его произведениях возникает гротескная картина современного ему буржуазного общества.
Альфред Лихтенштейн погиб 25 сентября 1914 года.
Эстетика экспрессионизма была близка и Ивану Голлю, уроженцу Эльзаса, писавшего на немецком и французском языках. Иван Голль являл своим творчеством своеобразный сплав двух культурных и литературных традиций Европы. С 1919 года жил во Франции, принадлежит к числу основателей сюрреализма.



                                                  ГЕОРГ ТРАКЛЬ

ОСЕНЬ ОДИНОКОГО

Как одолела в мутном блеске осень,
Изрезанная изобильем света в листьях,
                                           сока в фруктах,
С надкушенных плодов стекает небо,
от кожуры увядшей отрываясь.
И лето отголоском перламутра,
Под красной тишины и птиц легенды
Взмолилось и раскисло, тихо каясь.
И на вопросы тишины давящей
Как кровь из кожи выступает время
И не находит верного ответа.

И к холму повернулся флюгер листьев,
И на холме кресту так одиноко,
И стадо бродит тайно в красном лесе,
И облака пасутся в небе пруда,
И крестовины крыш, домов скелеты
Молитвенно и слабо отдыхают,
И тихое крыло коснулось крыши,
Соломенной, заломленной как шляпа.
И это значит - наступает вечер.

И скоро гнезда звезд из рыхлой черни
На землю пустят птиц в покой холодных комнат,
И голубым глазам прискорбный ангел
Любовь - напиток бережный подарит,
И шум в трубе, иссохшийся до кости,
Пророчит мглу и тик чернильный в гости.
Век шаркает главой поникшей ивы,
Распятой над прудом как профиль Евы,
И черных капель подано на сером
                        немногословное известье.




                                                     ГЕОРГ ГЕЙМ

СЛЕПЫЕ ЖЕНЩИНЫ

Слепые движутся в сопровожденьи зрячих,
Темны колонны, жертву ткут из звука,
Рабов плечам раскачиваться в плаче
Унылая слепой канцоны мука.

Их горло неба тянет храп железный,
И тяжело и больно шага пряже,
И стянутая паутина желез
По пепелищам их затылков мажет.

Кругами ад прощупывает лица,
И улицы киста под поцелуем,
Немного бога светится и длится
Как на холмах могильных аллилуйя.



                                                  
                                                 АЛЬФРЕД ЛИХТЕНШТЕЙН

ВЕЧЕР

Внутри тумана свет стеклянный создал
Прелестный мир, где обрастают вещи
Томительной бессмыслицей, как небо,
Готовое прорвать в зеленом тесте звезды.

Абсурдность коронованных деревьев
Без их корон, под пьяный танец поля,
Где круглым шаром разум остановлен,
Все спит, и красных звезд сжимает цевья.


ВЕЧЕРНИЕ СУМЕРКИ

Толстый мальчик несется вдогонку,
                                    а пруд неподвижен.
Голый ветер из дерева выйти не может,
С неба сняты остатки засохшего грима,
И страданье его беспрерывной пульсирует дрожью.

Беспечный и длинный хромого костыль увязает,
Хромоногое тесное поле исползав,
И коктейль сумасшествия поит поэта рябого,
И над дамой хохочущей лошади поза.

На окно поднимается рыжий усатый верзила,
Хочет женского мягкого теста юный мужчина,
Серый клоун копыта сапог опустил на перила,
И из детских колясок и будок собачьих исходит
                                                      нечистая сила.

Литературно-художественный редактор: Наталия Косполова